ИНОСТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ 66 страница

КЛАССЫобщественные, «...большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически опре­деленной системе общественного производства, по их от­ношению (большей частью закрепленному и оформлен­ному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общест­венного богатства, к-рой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» (Л е-нин В. И., ПСС, т. 39, с. 15). Ленинское определение К. дано применительно к антагонистич. обществу. Хотя К. остаются ещё и в социалистич. обществе, ликвидиро­вавшем эксплуатацию, но отношения между ними прин­ципиально иные, они основаны на совместном труде и сотрудничестве. При социализме общество не делится больше на такие группы людей, из к-рых одна может, вследствие занимаемого ею места в системе обществ. х-ва, присваивать себе труд другой. В этом смысле ко­ренные основы классового деления общества уже устра­нены. Тем не менее и к К. социалистич. общества при­менимы важнейшие признаки, указанные в ленинском определении. Это К., объединённые социалистич. систе­мой х-ва, однотипной обществ. собственностью на средства произ-ва, совместным трудом, но в то же время ещё различающиеся в рамках указанной общнос­ти по своему отношению к средствам цроиз-ва, роли в обществ. организации труда, формам распределения обществ. дохода.

Важнейшие положения науч. теории К. сформулиро­ваны К. Марксом и Ф. Энгельсом. В письме И. Вейде-мейеру от 5 марта 1852 Маркс писал: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фа­зами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама со­ставляет лишь переход к уничтожению вся­ких классов и к обществу без клас-

КЛАССЫ

сов» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т, 28, с. 427).

При анализе классовой структуры общества марк­сизм-ленинизм различает К. основные и неосновные, а также учитывает наличие различных групп, слоев внут­ри К. и промежуточных прослоек между К. Осн. К. на­зываются такие К., существование к-рых непосредствен­но вытекает из господствующего в данной обществ.-экономич. формации способа производства. Это рабы и рабовладельцы, крестьяне и феодалы, помещики, про­летарии и буржуа. Но наряду с господствующим спо­собом произ-ва в классовых формациях могут сохра­няться и остатки прежних способов произ-ва или воз­никать ростки новых способов произ-ва в виде особых укладов х-ва. С этим связано существование неоснов­ных, переходных К. В тех капиталистич. странах, где сохранились значит. пережитки феодализма, сущест­вуют в качестве неосновных К. помещики, всё более срастающиеся с буржуазией. В большинстве капиталис­тич. стран имеются многочисл. слои мелкой буржуазии (мелкие крестьяне, ремесленники), к-рые по мере раз­вития капитализма дифференцируются. Внутри К. обычно имеются различные слои, группы, интересы к-рых частично не совпадают. Так, напр., в антич. об­ществе имела место борьба между рабовладельч. аристо­кратией и демократией, в к-рой отражались противоре­чия интересов различных слоев рабовладельцев. В ка-ииталистич. обществе также существуют противоречия между интересами различных слоев буржуазии (напр., монополистич. и немонополистич. буржуазии).

Развитие капитализма ведёт к изменениям в классо­вой структуре общества, к-рые, однако, вопреки ут­верждениям реформистов, не устраняют, а обостряют и углубляют классовые антагонизмы. Важнейшие из этих изменений связаны, с одной стороны, с процессом ро­ста мононолистич. капитализма и его перерастанием в гос.-монополистич. капитализм, а с другой — с раз­витием науч.-технич. революции. За последнее столе­тие в развитых калиталистич. странах уменьшился удельный вес буржуазии в самодеят. населении (если в сер. 19 в. он превышал в Великобритании 8%, то в 60—70-х гг. 20 в. составлял в высокоразвитых капита­листич. странах всего от 1—2 до 3—4%). В то же время колоссально возросло богатство буржуазии. Внутри неё выделилась монополистич. верхушка, соединившая в своих руках экономич. и политич. власть. Интересы монополий оказались в противоречии с интересами не только трудящихся, но и мелких и даже части средних предпринимателей. В условиях гос.-монополистич. капи­тализма ускорился процесс вытеснения и разорения мелких частных собственников (крестьян, ремесленни­ков и др.) и сократился их удельный вес в населении. Вместе с тем возрос удельный вес работников наёмного труда. Доля наёмных работников в развитых капита­листич. странах к 80-м гг. 20 в. составила от 70 до 90% (и выше) самодеят. населения. В общей массе лиц наём­ного труда важнейшее место как по численности, так и по своей роли в произ-ве занимает совр. рабочий класс.

Развитие капиталистич. произ-ва, и особенно раз­вёртывание науч.-технич. революции, ведёт к существ. изменениям в структуре рабочего класса. Изменяется соотношение различных отрядов рабочего класса, пре­жде всего возрастает численность промышленного и уменьшается численность сельскохозяйственного.

Науч.-технич. прогресс, рост образования и культуры привели к бурному росту интеллигенции и служащих. Социальный состав интеллигенции неоднороден. Её верхушка (напр., управляющие) срастается с господст­вующим классом; часть интеллигенции, занятая т. н. профессиями «свободного труда», близка по своему поло­жению к средним слоям общества. В то же время всё более значит. часть интеллигенции и служащих утра­чивает своё прежнее положение привилегированного слоя общества и сближается по своему положению с рабочим классом.

Изменения в социальной структуре капитализма соз­дают предпосылки для всё более тесного союза рабочего класса с широкими слоями трудящихся города и де­ревни. Сближение интересов крестьянства, гор, сред­них слоев и интеллигенции с интересами рабочего клас­са способствует сужению социальной базы монополий и открывает возможности для создания широкого союза всех аитимонополистич. и антиимпериалистич. сил. Ве­дущей силой в этом союзе выступает рабочий класс, к-рый всё больше становится центром притяжения всех трудящихся слоев населения.

На протяжении тысячелетий существование К. было исторически необходимым. Оно было обусловлено, как отметил Ф. Энгельс, относит. неразвитостью производит.

сил, когда развитие общества могло осуществлять­ся лишь при закабалении массы трудящихся; при этом условии привилегированное меньшинство могло зани­маться гос. делами, наукой, иск-вом и т. д. В связи с огромным ростом производительности труда, достигну­тым крупной капиталистич. пром-стью, возникли мате­риальные предпосылки для уничтожения К. Существо­вание какого бы то ни было господствующего эксплуа­таторского К. не только стало излишним, но преврати­лось в прямое препятствие для дальнейшего развития общества.

Уничтожение К. возможно лишь путём завоевания пролетариатом политич. власти и коренного преобразо­вания экономич. строя. Для уничтожения эксплуата­торского строя необходимо ликвидировать частную собственность на средства произ-ва и заменить сё обществ.

собственностью. «Уничтожить классы — это значит поставить всех граждан в одинаковое отношение к средствам производства всего общества, это значит — все граждане имеют одинаковый доступ к работе на общественных средствах производства, на общественной земле, на об­щественных фабриках и так далее» (Л е н и н В. И., ПСС, т. 24, с. 363). К. нельзя уничтожить сразу, они продолжа­ют существовать в течение длит. времени и после свер­жения власти капиталистов. В переходный период от капитализма к социализму экономич. строй является многоукладным, в большинстве стран существуют три К.: рабочий класс, связанный гл. обр. с социалис-тич. укладом х-ва, трудящееся крестьянство, связанное в своём подавляющем большинстве с мелкотоварным укладом х-ва (основные К.), и капиталистич. элементы города и деревни, связанные с частнокапиталистич. укладом х-ва (неосновной, второстепенный К.). В ре­зультате победы социалистич. форм х-ва ликвидируются все эксплуататорские К. и коренным образом изменя­ется классовая структура общества. Однако, как пока­зывает опыт, и на ступени социализма сохраняются из­вестные классовые различия между рабочим классом и крестьянством. Эти различия связаны с наличием двух форм социалистич. собственности: гос. общенародной и колхозно-кооперативной, существование к-рых обус­ловливается в свою очередь неодинаковой степенью об­обществления произ-ва, развития производит. сил в пром-сти и с. х-ве. Ещё не преодоленные существ. раз­личия между городом и деревней, умств. и физич. тру­дом отражаются в социальной структуре общества, к-рое состоит из рабочего класса, кооперированного крестьянства и интеллигенции, между к-рыми сложи­лись отношения прочного союза.

Рабочий класс в условиях развитого социализма яв­ляется самым многочисл. К. общества. Его удельный вес в населении СССР возрос с 14,6% в 1913 до 33,7% в 1939 и 60,5% в 1981. Рабочий К. играет ведущую роль в обществе.

В отличие от рабочего класса, численность колх. крестьянства сокращается (с 47,2% в 1939 до 13,8% в 1981). Механизация с. х-ва, рост технич. вооружён­ности труда изменяют характер труда крестьянина, де­лают его более производительным, сближают его с тру­дом рабочего.

Социализм ускоряет рост численности работников умств. труда. С 1926 по 1981 число работников, занятых преим. умств. трудом, возросло в СССР более чем в 12 раз. Удельный вес служащих в населении СССР воз­рос с 2,4% в 1913 до 16,5% в 1939 и 25,7% в 1981. Сама природа социализма обусловливает постепенное сближение всех этих групп и стирание различий между ними. Этот процесс развёртывается прежде всего в ре­зультате экономич. и культурного подъёма деревни, превращения с.-х. труда в разновидность индустриаль­ного. Рост обобществления труда в колхозах, развитие экономич. связей между колхозами и гос. предприятия­ми ведут к сближению колх. собственности с общенарод­ной. В то же время на базе соединения науч.-технич. революции с преимуществами социализма идёт процесс сближения труда физического с умственным. Опыт раз­вития социализма в СССР позволяет предположить, что становление бесклассовой структуры общества в глав­ном и основном произойдёт в история, рамках зрелого социализма. Ведущей силой процесса стирания меж­классовых различий выступает совр. рабочий класс (см. Материалы XXVI съезда КПСС, 1981, с. 52—54).

Успехи в решении историч. задачи уничтожения экс­плуататорских К. практически опровергли утвержде­ния бурж. идеологов о «вечности» частной собственнос­ти, «естественности» разделения общества на господст­вующих и подчинённых. Бурж. теории К. обычно ха­рактеризуются антиисторич. подходом. Так, напр., сторонники биологич. теорий утверждают, что в основе деления общества на К. лежат различная биологич. ценность людей, различия в происхождении, в расовой принадлежности. Для большинства бурж. теорий харак­терно отрицание материальных основ разделения об­щества на К. Бурж. социологич. теории стремятся либо затушевать различия между К., либо, наоборот, объ­явить их естественными и неустранимыми. Многие бурж. социологи утверждают, что сам пролетариат «исчез», растворился в «среднем классе». Однако в действитель­ности никакого «среднего класса» не существует; есть многочисленные промежуточные слои, к-рые не образуют единого класса. Их существование отнюдь не ведёт к выравниванию положения противоположных К. Столь же несостоятельны попытки подменить разделение общества на противоположные К. делением его на мно­жество слоев («страт»), различающихся между собой по роду занятий, доходам, месту жительства и др. при­знакам. Марксизм-ленинизм, разумеется, не отрицает существования в обществе наряду с классами и др. социальных слоев и групп. Однако их место и роль мо­гут быть поняты лишь при учёте того, какое место они занимают в классовой структуре общества и в борьбе между К. Классовые противоположности нельзя засло­нить проф., культурными и др. различиями. Эти проти­воположности исчезают только в результате коренного изменения отношений произ-ва, революц. ниспроверже­ния устоев капиталистич. общества и создания нового, социалистич. общества.

• Маркс К. и Энгельс Ф., Манифест Коммунистич. партии, Соч., т. 4; M a p к с К., Введение. (Из экономич. руко­писей 1857—1858 годов), там же, т. 12; его же, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8; его ж е, Капитал, т. 1—3, там же, т. 23—25; его же, Теории прибавочной стоимо­сти (IV т. «Капитала»), там же, т. 26 (ч. 1—3); Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, там же, т. 21, гл. 4; е г о же, Происхождение семьи, частной собственности и гос-ва, там же; его же, Обществ. К.— необходимые и излишние, там же, т. 19; Л е н и н В. И., Что такое «друзья народа» и как они вою­ют против социал-демократов?, ПСС, т. 1; е г о же, Экономич. содержание народничества и критика его в книге г. Струве, там же, т. 1; его же, Еще одно уничтожение социализма, там же, т. 25; его же, Карл Маркс, там же, т. 26; его же, Гос-во и революция, там же, т. 33; его же, Великий почин, там же, т. 39; его же, Экономика и политика в эпоху диктату­ры пролетариата, там же; его же, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, там же, т. 41; Междунар. совещание коммуни-стич. и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969;

КЛАССЫ 261

Материалы XXVсъезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, Μ., Ι98Ι; Солнцев С. И., Обществ. К., П., 19232; Семёнов В. С., Капитализм и К., Μ., 1969; Проблемы изменения социальной структуры сов. общества, М-, 1068; К., социальные слои и группы в СССР, Μ., 1968; Инозем­цев Η. Η., Совр. капитализм: новые явления и противоречии, М., 1972; Г л е з е ρ м а н Г. Е., Историч. материализм и раз-витие социалистич. общества, М., 19732, гл. 4; Науч. комму­низм и фальсификация его ренегатами, М., 19742; Ρ у т к е-вич М. П., Тенденции развития социальной структуры сов. общества, М., 1975; Социальная структура развитого социали­стического общества в СССР, М., 1976; М и к у л ь с к и й К. И., Классовая структура общества в странах социализма, М., 1976; Семенов В. С., Диалектика развития социальной струк­туры сов. общества, М., 1977; А м в ρ о с о в А. А., От классо­вой дифференциации к социальной однородности общества, Μ.. 19782; Формирование социальной однородности социалистич. общества, М., 1981; Социальная структура социалистич. обще­ства. 1970—1977. Библ. указатель, ч. 1—2, Таллин, 1980; см. также лит. к ст. Классовая борьба. Г. Е. Глезерман.

КЛАУС (Klaus) Георг (28.12.1912, Нюрнберг,-29.7.1974, Берлин), нем. философ-марксист (ГДР), действит. чл. АН ГДР (1961). Чл. СЕПГ с 1946. Нац. пр. ГДР (1959, 1964). Область науч. деятельности: про­блемы теории познания и логики; гл. внимание уделял мировоззренч., методологич. и гносеологич. вопросам

математики, кибернетики, семиотики, теории игр. К.— один из авторов и издателей «Филос. словаря» («Philoso­phisches Wörterbuch», Bd 1—2, 1964, 197612) и «Словаря по кибернетике» («Wörterbuch der Kybernetik», 1967).

• Jesuiten, Gott, Materie, B., 1957; Semiotik und Erkenntnis­theorie. B., 1963; Kybernetik und Erkenntnistheorie, В., 1966; Spieltheorie in philosophischer Sicht, B., 1968; Moderne Logik, B., 19726; Kybernetik — eine neue Universalphilosophie der Gesell­schaft?, B.,1973; Phüosophiehistorische Abhandlungen. Koperni-kus, D'Alambert, Condillac, Kant, B., 1977; Beiträge zu philoso­phischen Problemen der Einzelwissenschaften, B., 1978; в рус. пер.— Введение в формальную логику, М., I960; Кибернетика и философия, М., 1963; Кибернетика и общество, М., 1967; Сила слова, М., 1987.

КЛИМЕНТ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ(Clemens Alexand-rinus) Тит Флавий (ум. до 215), христ. теолог и писа­тель. Стремился к синтезу эллинской культуры и христ. веры, не ощущая глубоких противоречий между двумя идейными мирами, к к-рым он принадлежал. Религ. идеал К. А. сохраняет черты антич. филос. гуманизма; трактаты «Увещание к эллинам» и «Педагог», продол­жающие жанровую традицию популярно-филос. лит-ры, интерпретируют христианство как просветит. учение, ниспровергающее языч. суеверия, освобождающее от страха и дарующее внутр. независимость. Огромная начитанность К. А. проявилась в собрании набросков, объединённых под заглавием «Строматы» («Ковёр из лоскутков»),— ценном источнике по истории антич. философии, к-рую К. А. с известными оговорками ста­вит наравне с Библией. В беседе «Какой богатый спа­сётся?» евангельское осуждение богатства подменено отвлечённым филос. принципом презрения к материаль­ному. В целом представленный К. А. тип христианства не нашёл себе места в ср.-век. мысли и ожил лишь в философии т. н. христ. гуманизма в эпоху Возрожде­ния (Эразм Роттердамский, Мор).

• [Werke], Bd 1—4, Lpz., 1905—36; Bd 2—3, В-, 1960—703 (Die griechischen christlichen Schriftsteller der ersten Jahrhun­derte...).

• M u p т о в Д., Нравств. учение K. Α., СПБ, 1900; История философии, т. 1, М., 1940, с. 389—90; V ö l k с r W., Пег wahre Gnostiker nach Clemens Alexandrimis, В.— Lpz.., 1952; O s-b o r n E. F., The philosophy of Clemens of Alexandria, Camb., 1957.

«КНИГА О ПРИЧИНАХ» (Liber de causis), или «К н и-г а о чистом благе» (Liber de expositione boni-tatis purae), популярная в ср. века компиляция, вклю­чавшая ряд выдержек из «Начал теологии»Прокла. Араб. текст был составлен, вероятно, в 10—11 вв. в Багдаде (до нас дошёл только в Лейденской рукописи 1197). В лат. пер. одним из первых «К. о п.» использо­вал Алан Лилльский. Альберт Великий считал её завершением теологии Аристотеля. «К. о и.» оказала влияние на Фому Аквинского и Данте. Сохранилось ок. 200 лат. рукописей «К. о н.»

КЛАУС

• S a f f r е у H. - D., L' (Hat actuel des recherches sur le Liber de causis conimc source de la metaphysique au mqycn äge, в кн.: Die Metaphysik im Mittelalter. Ihr Ursprung und ihre Bedeutung hrsg. v. P. Wllpert, B., 1963,8. 267—8t; «Le Über de causis». Edi­tion 6tal)lie ä l'aide de 90 manuscrits avec iutrod. et notes par A. Pattin, Leuven, [1966].

«КНИГА ПРИРОДЫ», восходящее к древности пред­ставление о мире природы как некоем «тексте», подлежа­щем «чтению» и толкованию. Уже позднеантич. астроло­гия уподобляла звёздное небо письменам, содержащим нек-рое сообщение. Ср.-век. христианство видело в при­роде создание того же самого бога, к-рый раскрыл себя людям в Библии; отсюда вытекает известный паралле­лизм природы и Библии как двух «книг» одного и того же автора (природа — мир как книга, Библия — кни­га как мир). Эта идея, одним из первых развитая Максимом Исповедником, остаётся популярной вплоть до эпохи барокко; она наивно выражена в стихах англ. поэта 17 в. Ф. Куарлеа: «Этот мир — книга ин фолио, в к-рой заглавными литерами набраны великие дела божьи; каждое творение — страница, и каждое дей­ствие — красивая буква, безупречно отпечатанная». Однако если ортодоксальная традиция сопоставляла «К. п.» и Библию, то неортодоксальные мыслители, на­чиная с эпохи Возрождения, противопоставляли их (напр., предпочтение «живого манускрипта» природы «писанному манускрипту» Библии у Кампанеллы). «К. п.» можно было сопоставлять не только с Библией, но и с человеч. цивилизацией и книгой как её символом. Просвещение (за исключением Руссо) вкладывает в об­раз «К. п.» свою веру в культуру, до конца согласную с природой, и в природу, до конца согласную с разумом. Движение «Бури и натиска», в частности ранний Гёте, а затем романтизм противопоставляет органич. муд­рость «К. п.» механистич. рационализму и книжной учё­ности. Это умонастроение выражено в стихах Ф. И. Тют­чева:

«Где вы, о древние народы! Ваш мир был храмом всех богов, Вы книгу Матери-природы Читали ясно без очков!»

• Curt i us E. R., Europäische Literatur und Lateinisches Mittelalter, Bern, 1И48.

КОВАЛЕВСКИЙ Максим Максимович [27.8(8.9). 1851, Харьков,— 23.3(5.4). 1916, Петроград], рус. социо­лог, историк, правовед, этнограф, акад. Петерб. АН (1914; чл.-корр. 1899). Один из основателей Моск. психологич. об-ва (1884). Издатель журн. «Вестник Европы» (1909—16). Один из основателей конституц.-монархич. Партии демократич. реформ; депутат 1-й Гос. думы, с 1907 чл. Гос. совета.

Мировоззрение К. сформировалось под влиянием позитивизма Конта и Спенсера (К. был лично с ним зна­ком), что предопределило его интерес к социологич. проблематике и критич. отношение к неокантианству и неогегельянству. Несмотря на близкое знакомство с К. Марксом и Ф. Энгельсом, К. марксизма не принял, усматривая в нём односторонний «экономич. детерми­низм». В то же время К. испытал определ. влияние марксизма, что отразилось в его интересе к истории землевладения, экономич. проблемам, в стремлении объяснить развитие политич. идей политич. практи­кой и т. п.

Центр. место во взглядах К. занимает учение о со­циальном прогрессе, сущность к-рого он с абстрактно-гуманистич. позиций видел в развитии солидарности между социальными группами, классами и народами; этот процесс происходит, по К., под влиянием мн. при­чин, среди к-рых нельзя выделить к.-л. одну, главную. Одной из осн. задач социологии К. считал выявление сущности солидарности, описание и объяснение много­образия её форм.

Выступая как против односторонности психологич., биологич., географич. и пр. объяснений историч. про­цесса, так и против его мистифицирования, К. признавал наличие как частных, так и более общих объективных законов обществ. развития (напр., К. считал, что гл.

«двигателем» развития нар. х-ва является рост наро­донаселения). Выявление этих законов, по К., должно основываться на изучении и обобщении массы эмпирич. материала.

Исходя и;) учения о прогрессе, К. рассматривал революцию как случайное и патологич. явление, но считал, что она становится неизбежной, когда «прави­тели», избегая назревших реформ, «искусственно» пы­таются препятствовать объективно необходимому соци­альному прогрессу.

В своих конкретных исследованиях К. применял сравнительно-историч. метод, характеризуя его как «параллельное изучение» фактов и явлений обществ. эволюции различных народов, на основе к-рого можно выявить «общую формулу поступат. движения обществ. жизни». Разрабатывая теорию сравнит.-история, мето­да, К. видел в нём гл. оружие в борьбе с субъективиз­мом и произволом в историч. науке.

К. Маркс и Ф. Энгельс высоко оценивали конкретные историч. и этнографич. исследования К. Но абстракт-но-гуманистич. идеи К. теоретически обосновывали бурж. либерализм, а в политич. практике вели к защити реформизма, к попыткам примирения в России де­мократии и монархии.

• Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения, ч. 1, M., 1879; Совр. обычай и древний закон. Обыч­ное право осетин « историко-сравнит. освещении, т. 1—2, М., 1886; Первобытное право, в. 1—2, М., 1886; Происхождение совр. демократии, т. 1—4, М., 1895—97; Мое науч. и лит. ски­тальчество, «Рус. мысль», 1895, кн. 1; Экономич. рост Европы до возникновения капиталистич. х-ва, т. 1—3, М., 1898—1903; Совр. социологи. СПБ, 1905; От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламен­таризму, т. 1—3, СПБ, 1906; Социология, т. 1—2, СПБ, 1910; Очерк происхождения и развития семьи и собственности, пер. с франц., М., 1939.

* [Маркс К.], Конспект кн. M. M. К. «Общинное зем­левладение...», «Сов. востоковедение», 1958, № 3—5; Эн­гельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и гос-ва, Маркс К.иЭнгельс Ф., Соч., т. 21; Т и м и p я-зев К. А., Памяти друга, Соч., т. 8, [М.1, 1939; Сафро-нов Б. Г., М. М. К. как социолог, [М.1, 1960; Социологич. мысль в России, Л., 1978; Материалы для биографич. словаря действит. чл. имп. АН, ч. 2, П., 1917 (наиболее полная библ.).

КОГЕН(Cohen) Герман [4.7.1842, Косвиг (Анхальт),— 4.4.1918, Берлин], нем. философ-идеалист, глава мар-бургской школы неокантианства. Устраняя кантовское понимание «вещи в себе» и связанное с ним различие чувственности и рассудка, К. превращает тем самым центральную для «Критики чистого разума» Канта проблему трансцендентального синтеза в чисто логи­ческую. Опираясь на кантовское учение о регулятив­ных идеях разума, К. истолковывает «вещь в себе» не как существующую вне и независимо от познания, а как целенаправленную идею мышления. Это истолко­вание Канта было охарактеризовано В. И. Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм» как кри­тика Канта справа. Мышление у К., в отличие от Канта, порождает не только форму, но и содержание познания. Наиболее наглядной моделью порождения знания мыш­лением является, но К., математика, особенно теория бесконечно малых. Подобно тому как математика вы­ступает у К. в качестве фундамента естеств. наук, уче­ние о праве служит основой наук о духе.

Сохраняя характерный для Канта приоритет прак-тич. разума по отношению к теоретическому, К. утверж­дает примат этики над наукой в логич. отношении. Этику К. рассматривает как логику воли. Религии, следуя Канту, он даёт моральное толкование, будучи при этом приверженцем иудаизма. Теоретич. позна­ние и право, наука и правовое (либеральное) гос-во составляют, по К., фундамент культуры и условие свободы человеч. личности — важнейшей цели исто­рич. развития. Социально-политич. воззрения К. выра­жали позиции либеральной буржуазии. Его теория «этического социализма» способствовала распрост­ранению ревизионизма в нем. социал-демократии.

• Kants Begründung der Ästhetik, В., 1889; Kants Begründung der Ethik, B., I9102; System der Philosophie, Tl 1—3, B., 1922— 1923; Kants Theorie der Erfahrung, B., 1925*.

•Яковевко В., О теоретич. философии Г. К., «Логос», 1910, кн. 1; Б а к |> а д э е К. С., Очерки по истории новейшей и совр. бурж. философии, Тб., I960; Бурж. философия кануна и начала империализма, М., 1977; N a t o r p Р., H. Cohen als Mensch, Lehrer und Forscher, Marburg, 1918; Kinkel W H. Cohen. Einführung in sein Werk, Stuttg., 1924.

КОГНИТИВНЫЙ(от лат. cognitio - знание, позна­ние), познаваемый, соответствующий познанию. КОЗИНГ(Kosiiig) Альфред (р. 15.12.1928, Вольф-дорф), нем. философ-марксист (ГДР), действит. чл. АН ГДР (1971). Чл. СЕПГ с 1948. Зав. сектором диа-лектич. материализма АОН при ЦК СЕПГ. Нац. пр. ГДР (1975). Область науч. деятельности: осн. мировоз-зренч. проблемы марксистско-ленинской философии, теории познания, теории науки, историч. материализма, теории нации.

• Die nationale Lebensfrage des deutschen Volkes, B., 1962; в рус. пер.— Эрнст Фишер — совр. марксист?, М., 1971; Нация в истории и современности. (Исследование в связи с историко-материалнстич. теорией нации), М., 1978.

КОЛИЧЕСТВО,категория материалистич. диалекти­ки, к-рая отображает общее и единое в вещах и явле­ниях, характеризуя их с т. зр. относит. безразличия к конкретному содержанию и качеств. природе. Поскольку количеств. сравнение становится возможным только после качеств. познания предметов, исследование количеств.

отношении связано с процессом абстрагиро­вания (см. Абстракция). Первые попытки спец. анали­за проблемы К. восходят к пифагорейцам и связаны с изучением природы чисел и их применением для позна­ния мира. Как особую категорию К.рассматривал Аристо­тель: «Количеством называется то, что делимо на состав­ные части, каждая из которых, будет ли их две или больше, есть по природе что-то одно и определённое не­что. Всякое количество есть множество, если оно счис-лимо, а величина — если измеримо» (Met. V 13, 1020 а 7—10; рус. пер., Соч., т. 1, М., 1975).

В новое время, в связи с исследованием движения и введением переменных величин в математику, Декарт, и в особенности Ньютон и Лейбниц, развивали более общее представление о К., включая в последнее не только постоянные, но и переменные величины, а также отно­шения порядка и сравнения. Впервые диалектич. взаимосвязь К. и качества и их различие выявил Гегель: если при изменении качества происходит превращение данной вещи в другую вещь, то количеств. изменение в известных границах не вызывает подобного превра­щения.

В работах классиков марксизма-ленинизма К. рас­сматривается прежде всего в связи с объективной ха­рактеристикой реально общих, однородных и единых моментов, присущих различным по своей качеств. при­роде вещам. «...Различные вещи становятся количествен­но сравнимыми лишь после того, как они сведены к од­ному и тому же единству. Только как выражения одного и того же единства они являются одноименными, а следовательно, сравнимыми величинами» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, с. 58—59). В. И. Ленин связывал прогресс в физике с приближе­нием «...к таким однородным и простым элементам материи, законы движения которых допускают мате­матическую обработку...» (ПCC, т. 18, с. 326). Подоб­ная математич. обработка связана с абстрагированием общего и однородного в исследуемых вещах и яв­лениях; именно поэтому математику нередко определяют как науку об абстрактных структурах (напр., концеп­ция школы Н. Бурбаки).

С целью установления количеств. определённости предмета сравниваются составляющие его элементы — пространств. размеры, скорость изменения, степень развития — с определ. эталоном как единицей измере­ния. Чем сложнее явление, тем труднее его подверг­нуть изучению количеств. методами (напр., явления в сфере нравственности, политики, эстетич. восприятия


0770759791309721.html
0770825508674081.html
    PR.RU™